Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:46 

такие дела
а теперь вот грызу ногти из-за того, что астрономию в школе плохо учил. вернее, учил, но только ту часть, что про большой взрыв и сингулярность. всё остальное казалось пеплом^^
а теперь вот нашёл расписание метеоритных дождей - и не знаю, что с ним вообще делать надо. и когда (а главное - куда?!) теперь выезжать на природу, чтобы смотреть - непонятно.

*умоляюще*
может, кто знает,а?

http://www.imo.net/calendar/russian...7a4300a5a3567a2

апд.
ах, шыт, в прошлом году как раз на Персеиды мы и любовались. и единственное, что я вынес из статьи - этим летом они мимо нас.

@настроение: озабоченное

01:13 

такие дела
мы как дикари или лемминги, следуем на голос, и только потом пытаемся понять, что же говорил постовой на перекрёстке. понимание фальшивое, как шуршащий фантик, оно бескомпромиссно оставляет вопросы, гложет ими чужих людей, понимание, которое нужно - в нём есть и доля смирения, наверное, особенно, если осознавать, насколько качественно ты выварен в ином, совершенно инопланетном соку, и нет у тебя права поить собой других людей.

ну и ладно, я уже привыкаю к фольге, благо в руках - почти эйфория, я прыгаю под дождь, лечу рваный голос мороженым, хожу в гости и смотрю на смешной такой кинематографичный постмодерн. последний забавляет: ну не знаю я, как у него поживает родство с книгой-первоисточником, потому, кажется, что кино это - про, собственно, кино, рваные халаты ролей, отыгрыш жизней в жизни, целая куча матрёшек, даром что кино - английское, и матушкой-русью тут и не пахнет. А вообще моё примитивное фильмомировоззрение удовлетворено. Оно, наивное, считает, что экранизация - это то, после чего у восторженного зрителя руки сразу же потянутся к бумажному родителю кадров. и, да, до книги "Жизнь и мнения Тристама Шенди" руки мои точно дотянутся.
когда-нибудь(С)
а ещё я люблю чёрный английский юмор^^

13:06 

такие дела
10:53 

такие дела
мимо дрожи деревьев, растерянных неожиданностей, мимо уставших водоёмов мысли, подёрнутых шёпотом растений.
это не музыка, это просто прорыв моих плотин. и суррогатное лето я сменил на поэтов осени.

я просто тщетно пытаюсь отыскать у них хотя бы одну чужую песню.

02:18 

такие дела
когда визуализация даёт сбой - то есть, мир относительно тебя начинает стоять со страшной скокростью - думаешь, что неплохо было бы воспользоваться этой возможностью. хорошо было бы прогуляться по какому-нибудь краю, слушая крики пьяных от морского воздуха чаек. но ты понимаешь, что ноги твои вязнут в старой типографской краске, в голове жужжит заикающаяся на пятой дорожке с края пластинка, а про глупые странные машины и говорить не стоит - замёрзли уже совсем и пахнут дымом, а завтра - экзамен с этими непонятными машинами, а у меня с ними было только три часа в подвальчике, стены которого насквозь пропахли джазом.
да-да, и в ушах призывно шепчут : "это судьба". что в переводе, наверное, "это лень" или "глупые два грамма мира, застрявшие под чужими ногтями". я очень хочу видеть вас всех, у меня сейчас кинозапой, когда прокручиваешь все ленты, что любил, что дарят жизнь на полтора (плюс-минус) часа, а потом - проваливаешься в сон на половину суток, теряешь людей из виду, как миражи, провожаешь взглядом автобусы, спешащие домой, в уютные обители, где поят тёплым машинным маслом и рассказывают сказки про дороги без светофоров и разделительных полос, где вся земля - это одна такая большая магистраль, и выбор пункта назначения - дело привычки.
но разве могут они сказать что-либо, пока стынет в жилах время, пока ты его держишь на привязи своей ладошкой, отпусти его, ему же больно смотреть на то, как ломаются чужие сны под пределами твоего эгоизма.

13:50 

такие дела
Чтобы читать свои же слова, нужно закрыть глаза. Чтобы говорить свои же слова, нужно поступаться людьми. И добиться своего - ещё не всё, что требовалось, потому что внутри струны всё ещё напряжены, и отчего-то страшно-странно нехорошо, хотя добиться фразы "делай, что хочешь" мне ведь удалось сравнительно малой кровью. Всё потому, что мы не верим в людей и не верим людям, заворачиваем окружающих в пакетики требований и предпочтений, не желая разглядывать их самих, а только проекции. Убеждаюсь сам, ибо понял, что ошибался из-за этого даже в самых близких(близко расположенных?) людях. Мы говорим, а в глазах - стены и сегодняшний неприготовленный ужин. Но мы говорим, да.

А потом - молчим. Я молчу про музыку, про сбитые до хромоты ноги и тысячи лиц, про Битлз, их очередное рождение, то есть, бессмертие, заключённое в нас. Я молчу про подарки и радость от последних в этой вечности (надеюсь) ФПМ-ских экзаменов, про счастье быть рядом с людьми, про боль оттого, что кому-то это совсем не по душе. И даже про то молчу, как на фестивале граждане ОМОНовцы за волосы тянули по асфальту парня, и про запрет на британские флаги, мелькавшие в воздухе. Я молчу, потому что это - внутри, или на буквах да на рисунках, но не в словах - иначе слишком пошло.

Я молчу, и они - молчат, водят пальцами по столу и молчат, молчат о чём-то своём, самом простом и особенном.

22:19 

такие дела
нет, и ты снова пытаешься вырвать упрямые свои руки из моих плеч, гнутым мыслям дать приют в перенаселённом черепе, нет, пора менять пластинку у подавившегося граммофона, и спрячь своё платье в своём мыльном пузырьке мыльного мира, уже зацепившемся за нос батареи, похожий на морковку. чёрт, да отпусти же ты руки, нет, скользят по больным головам закрытые на зиму темы разговоров, и тело мира твоего лижет мне локоть, нет, я могу встать, я могу исчезнуть, но закрытые на замки шкафы отсекают все пути, и одно развлечение - голые замочные скважины, прикрывающие своё бесстыдство надёжностями, нет, ты бьёшь стенками, а меня отбрасывает назад, и снова - мыльные пузыри, так много, что хочется стать одним из, но они словно прилипли к ужасно простому кинокадру, нет, они не хотят лететь: слишком много углов, о которые вырезаются куски себя, лишь бы легко было ползти.
а мне...мне, тьфу ты, космос, вернее - его звуки, его песни, странно привычные и завораживающие. ползу и слушаю.

звуки, что повыше, тут:

12:22 

такие дела
родители вчера вернулись с презентации книги своего старого знакомого. тот болен раком - не убежать - но, перед тем как уйти, успел написать книгу, которую вынашивал всю жизнь. книга автобиографическая и довольно странная, но суть не в этом.

и не в том даже, что возвращенцы смертельно больного человека использовали лишь в качестве непреложного факта - выжали насухо до состояния формальности, аргумента, пластилиновых буковок - это просто нечеловечески.

мне просто немного стыдно: я воспринимаю эту ситуацию как нечто крайне каноническое. то, что делают совсем уж многие.
план таков:
вариться, метаться от решётки к решётке. даже не пытаясь перелезть, вынашивая планы и тексты, пока те не перезреют, не иссохнут и не будут съедены червями-делами выживания.
а, услышав смерть, спешно засобираться, расбрасывая на ходу свой балласт по белым страницам, чтобы спокойнее, что ли, было и легче болталось ногами там.
странно, что к этому приходят. и водят за руку тоже в эти неприглядные края.
оно так осязаемо, что, касаясь этого пальцами, я чувствую в них дрожь. тупую эгоистичную дрожь о самом себе.


02:03 

такие дела
о милый северный ветер, дай моим ногам немного льда, немного льда из нутра сизой Арктики, поплюй три раза через моё плечо, потом неожиданно заделай мне мохито, пододвинь шезлонг (скамейка сойдёт, вот честно), похить меня горячими путёвками ураганом в какую-нибудь страну Оз, а потом - изрыгни меня обратно, пару дней я буду давить на твоё сознание своим благодарственным молчанием, не больше.
ну, или хотя бы перенеси завтра до 18.00 на какую-нибудь дргую вечность.
*горестно*
потом проживу. не гори ведь, да?

21:48 

сложно связаться, коли завтра - аврал.><

такие дела
колесница бросается в поворот как в омут, забрасывая грязью веки пассажира.
стремление - пленник шумов и ухабов, капель дождя и раскалённого камня мостовых, всего пара секунд - возможность выглянуть в окно, потрогать кончиком языка момент.
выпав раз дождём, понимаешь, что легко, очень просто таким оловяным солдатиком выстоять, одна забота - уворачиваться от потоков бедового ветра, тянущего тебя за руки за собой.
фальшиво увязнув в песке, просишь о помощи, царапая ногтями свои же ладони, кричишь самому себе шёпотом "спасите", всёрьёз желая. чтобы звук этот услышали другие. и подошли, и за уши - на поверхность, и выше, выше, пока не оторвутся.
выбрасываешь книги, из букв лепишь сапоги-скороходы, уходишь в болота и тонешь на потеху водяным.
зажимаешь в кулачке себя, свои кусочки аморфные, трясёшь им и, в самый подходящий момент, улыбаясь, раскрываешь ладонь, протягиваешь её кому-то и говоришь: "видишь, меня так много, что я могу отдавать себя", "смотри, это - моё знание болгарского языка и любовь к гродненским вечерам, это твоё теперь, бери же", продолжаешь улыбаться, высыпаешь в карман кому-то кусочки и тихо бредёшь домой, не замечая недостаток трёхсот нервных клеток и безымянного пальца на правой руке.

15:16 

мы затупились.

такие дела
отмирает нужда никчёмных полемик:
идёшь себе по густому бульвару, а мимо проносится бремя,
расфуфыренное такое, с бронзовым кольцом в неровном римском носу.
вытирает платочком лицо, бережливо роняет монеты прямо на галстук тебе.
опасный сосуд - разодетый под бархатный город, под голод, под холод ложбинок ручных.
осколками если задеты бывают ступни - не взлететь, не ворваться в холодную плеть облаков, взгромождённых приростом машин и влаги солёной.
говорят, кукушонок питается грязью по примеру приёмных родителей,
потом пишет кляузы, так и так - несварение, смерть моя неподалёку -
шуршит вне закона шуршения. так не бывает.
ему говорят: вылетай. и трубку кладут наизнанку,
чтобы звонили лишь слева.
и чтоб никаких никчёмных полемик.
иначе не светит.

02:22 

такие дела
ну что ж, раз-два-три - хорошее число, очень даже, потому после третьего просмотра "Пиратов", кстати, третьих тоже, невольно приходится-таки отложить свою безвозмездную любовь на полочку да прикрыть её фетровым платочком до самого выхода лицензии, где можно будет радостно пожевать как оригинальные голоса актёров, так и возможные вырезанные сцены, которых там - пропасть почище Ниагары. и пусть этот фильм - фильм о трёх Актёрах и кучке второплановых Персонажей( ну и ром, и распутные девки(с)), то невозможно говорить высокопарно о чрезвычайно невразумительной игре Найтли и Блума в качестве страшно_пафосно_трагических персонажей, которая им, увы, совершенно не к перемазанному загаром лицу. также стоит выбросить из памяти Чоу Юн Фата вместе со всей его узкоглазой кампанией - как досадное недоразумение, способное своим лицедейством заделать человека истинным расистом. и забыть про куцую линию с Калипсо, обрезанную везде, где только можно.
настроимся на позитивную волну, так сказать, и будем любить Деппа, море и "йо-хо-хо". а большего и требовать-то стыдно.
вместо послесловия. Идея нагло украдена у одного киносайта.

01:49 

мы. говорим. ни о чём.

такие дела
23:41 

такие дела
Герои неспроста не хотят умирать, подыхать под трёхметровыми телами полых соляных камней, уступая роль балахонам пустотелым и маскам, приросшим к лицу, у которых из-под ногтей течёт слезоточивый воск, а вокруг слышно слово "мир" и плач. Кого-то убили: носятся с заплечными мешками стервятники да бросаются друг в друга костьми, выезжают красными лупоглазыми москвичами на тротуары, размахивают крыльями словно веерами. Пир во времени, время загораживает пространство для зрения, загораживает небо, слова, самое себя осточертело оскверняет. Мимо катятся шестерни, проносятся потные паровые механизмы, нелепо размахивает двоичными руками восставший AI и падает в фонтан. Брызги воздушно подписывают формуляры о положенном лете: тебе - два дня лето, а тебе - шестьдесят девять. Я не я: где-то выдраны с корнем улыбки, куда-то канула простота, рассыпались чётки. Лопнул сосуд, а внутри его в скользкой грязи катаются жемчужины, липнут к пальцам, выписывают траекторию Мёбиуса, мучаясь мнимой невозможностью собраться воедино.

22:20 

gaming сантименты, скука смертная, по сути, и пиар)

такие дела
00:40 

такие дела
Дни режутся ножами стрелок на половинки таблеток, они запиваются пятиминутками-стихами и музыкой под землёй, написанными на асфальте результатами акробатических номеров на растяжениях звёзд. лекарства - это мороженое, скачущее по траве, это "здравствуй, дешёвый синий рассвет" и мельтешение век как механические пляски шторки объектива. врач - это Кай Поллок, это ноты, распаковывающие свою мощь под носом у последних посетителей улиц, измазанных туманом чужого зрения.
это - добрая группа поддержки, готовая сменить прохудившуюся сердечную мышцу, и на каждом повороте я играю в чёт-нечет, в игру на выбор: продолжим ли мы тереться покрышками о щёки асфальта и дальше или остановимся, наконец, у шершавого бока дома, постучимся корешком "Планеты людей" в отяжелевшее стекло, пригубим любопытные отражения, выходящие на звук, выдохнем набежавшее за гонку осмысленное и зареночуем под старой ивой.
до самого рассвета рассветов.

01:05 

жара

такие дела
Охлаждаюсь виртуальной кровожадностью и льготными простыми киноцитатами, расположениями гусениц на кистях рук и внезапными знакомствами с человекочудесами.
а потом вдруг оказывается, что мой уровень рисования - уже дедсадовский (растём!), что груз твоих расстояния легко взвалить сразу на четыре плеча, а их развлечение - покорение звуконепроницаемости стен громкими криками о чужом эгоизме.
безделие тоже умеет выдавать сверхурочные.

00:56 

такие дела
болит голова, говоришь?
давление, сырость,
и встречи по три
с половиной. И спелось,
и спилось, не спавши,
дрянною вчерашней беседой,
встречавшей луну.
и те полбилета
на полупоездку пешком
во страны-круги,
где давление больше не скачет,
а смирно сидит на скамейке
и ратует за понимание,
по двести грамм в час.
а рядом,
сложив телогрейки,
жуют ананас
морские усталые волки,
а ты втихомолку
следишь за движением сока
по трассам усов
и видишь: путей ещё много.
путей, не забытых песком.
друг спросит легко:
а ты помнишь
дрянную с собою беседу?
бросаешь в беседу комету.
не помню.
а кто ты такой?

01:30 

такие дела
Диафрагма едва-едва справляется с рутиной, чуть успевает перемалывать слова, извлекая из них по капелькам кислород. Требования, условия, догмы какие-то, бессмысленные словопускания и форсированный фарс. Люди стали похожи на мозаичные витражи: как их не повернёшь - красиво распадаются на спектры, а спросишь их, какого ты цвета, ну вообще, просто, какого - пасуют и рассыпаются.
я ведь очень мало людей подпускаю на расстояние правды, хотя чего уж мне казалось бы, осторожничать и избирательно выбрасывать лишних человечков - а вот, так получается. я ведь не специально, просто моего моторчика на все ваши улыбки просто не хватит никак. нужно переходить, что ли, на более конвейерные способы радости - или оставить всё как есть, оставить это сито, уж очень странным образом работающее : вне зависимости от самого меня.

Пока я снова рисую себя, то прячусь у фонтанов, ловя дождь волосами, разглядывая громадный объектив фотокамер, которых носят с собой дружелюбные старушки-пилигримы.
там и ищите, коли понадоблюсь.



00:08 

такие дела
а я честно-благородно не вижу своего будущего, вообще не, как-то сами по себе выплюнулась вера в то, что вот целый год - это необычайно долго. хочется ведь самодетерминации, а куда там, ведь стрелки часов, лишившись ума, бессистемно бродят по циферблату, а сердце выворачивается прямо на мои же ладони лишь многозначными пятиминутными забвениями, зашитыми в смех и воздух. выжатость - это очень страшно. выжатость и слепота.

Диафильмы на вывоз

главная