• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:55 

прогулочное диагональю

такие дела
Смешиваю мысли и чувства в пропорциях, одному небу известных, снова кончики пальцев вибриют едва заметными полутонами, а ноги сквозят привычным недовольством из-за вязкости подложных облаков, и лёгкое "до свидания" падает на землю, катится по ней, рассыпаясь миллионами крупинок обстоятельств, условий, прав и иллюзий публичных столкновений.
Самые важные мелочи впиваются в меня, застывая дышащими и думающими родными телами, ветер слизывает внезапное "Эй, вы меня слышите?" возле полуденной Свислочи, ветер уносит его, как почтовую открытку, кладёт на воду и мягкой рукой топит.

Из окна маршрутки я вижу город, пожирающий свои внутренности.
Мне не противно, но, право слово, привычного чувства безразличия я уже не могу услышать.

01:26 

такие дела
То самое Другое Кино снимают мимо стройных рядов полусонных витражей, устало прислонившихся к стенкам монолитных домов, мимо столовых ложек и осколков битой посуды, каждое утро выбрасываемых одной и той же семьёй в мусорки, мимо выдуманных разделительных полос, всё мимо и мимо.
Будучи не режиссёром и не сценаристом, а лишь статистом, окунающимся в журчащий поток действий и бездействий, невольно приходится сталкивать своё самое с другим сверх, но запланированный симбиоз не выходит, отторжения, увы - тоже. Так забавно, не сливаясь, ощущать мысли совершенно чужого уже человека, давиться разными вкусами и тихо откашливаться в ладошку, говоря, что простуда, но можно дышать.
Так забавно незнакомого почти человека ощущать по-своему максимально, выдумывая для этого очередные семь чувств, лишь бы разгадка отложилась ещё на пару сотен чего-то.
Это такая игра в равновесие, в нежелание скатываться в пошлое языкоплётство и существование в виде пары усталых ушей. Это всё - части моего "не понимаю".
Почему-то мне хочется засмеяться, ведь по меркам, расписанным сегодня, я, к счастью, мало уже похожу на один из самых скучных типов человека.
это хорошо, наверное.
Так хорошо, что о сценарии, связях света и тени, о буквах неоновых афиш и шагах под музыку и думать не хочется, а хочется всё сталкивать да стравливать это кино с разделительными полосами, с прошениями и отказами, с причинами и следствиями, чтобы, наслаждаясь блеском осколков декаденса, медленно, но уверенно учиться сказать.

22:51 

такие дела
наверное, мне надо быть злобным эгоистом с гипертрофированным эго или отключённым от чувств обывателем, чтобы научиться делать то, что я хочу.

12:36 

lock Доступ к записи ограничен

такие дела
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:28 

такие дела
23:56 

такие дела
Именно сейчас я буквально кожей ощущаю все данности и неправильности, выписанные с горем пополам на разлинованные тетрадные листы и сшитые в целые словесные эксерсизы, словно делать мне больше нечего кроме как жизнь ломать, как печенье. Но уверенность исчезает и появляется стихийно, я ничего не могу с этим сделать, мне нужно лишь дальше быть и немного тепла, совсем капельку, чтобы снова разгореться.
как сейчас, да.

Do you feel the float of life?

01:07 

такие дела
А я вот знал, что господин Тим Бёртон поспел не только на поприще кинопрекрасного.

стихи. С картинками.

Продолжение тут:
http://community.livejournal.com/ap...ult/249746.html

23:05 

такие дела
Что-то странно confuse myself, не даёт сконцентрироваться на главном, распыляя это понятие на всё, что меня огораживает, размывает следы аккуратными движениями рук, виолончель своим смычком стирает тишину, распадаясь звуками-осколками наступающего смеха. Я всё уже понимаю: что мечта ради пути - глупый реквием и подмена понятий, а смысл одиночества так далёк от того, чем можно плакать пафосно и безрассудно.
Этого очень много.

Снова ваяю карточный свой замок.

23:26 

Ахх, как это прекрасно

такие дела
Оказалось, любимый мой Макото Синкай вновь нарисовал кусочек себя. А Кирмаш теперь плохо спит, сбивает машины в неосторожной задумчивости, верит в гениальность и ждёт-ждёт-ждёт:

"5 сантиметров в секунду"

21:17 

ямы

такие дела
Пока я вожу пальцами по гладким суставам отражений ветра, тени вокруг меня становятся похожими на кофейную гущу, выплаканную чашками, разбитыми одиночеством. Чем дальше я дышу, тем сильнее возвращаюсь в себя. Оказалось, я ужасный актёр и плохой оратор, я ведь не умею так легко расставаться с тем, за что боролся, я привязываюсь легко к вещам, к телам, к зною.

Я стал больше дарить внимания, вон летят черепахи, сбросившие по кусочкам усталый мир на спины поездам. Отчётливо вижу, а вот - человек, что процеживает больно мир сквозь фасетчатые глаза. Странно.
Всё столь яркое, что я слегка - совсем - боюсь ослепнуть.

И я многому учусь - как никогда. Но кто мой учитель незримый, сказать не решаюсь. Он хороший - показал мне деревья, нарисованные закатным небом, научил слушать жаворонков, а, главное - отмуштровал тихую походку, помогавшую мне сбегать от людей с фасеточными глазами в самые девственные дебри пространственной свободы.

Потому вместо надоевшего "был. много думал." пишу, пусть и неаккуратно: "много чувствовал". Пора ведь уже, а был ли, не был ли - уже и не важно.

00:52 

такие дела
Как-то вот так получается: выпадаешь в кому на пару-тройку дней, выползаешь тенью наружу самого себя, выживаешь в условиях строгой обеспеченности самим собой. Потом понимаешь, что слова заготовленные - они все кем-то просрочены, их уже не выплюнешь из себя так просто, но это - потом, последняя глава перед эпилогом точка "вернуться"
Три дня растянулись тугой резиной в долголетия. Было странно, не спорю. Очень было.

P.S. Курт Воннегут умер.
На самом деле он тоже учил меня смеяться.

00:55 

такие дела
Так всё удивительно крепко прилипает к стопам, что остаётся лишь беззвучно радовать тому, что ты не бос. А ведь хочется быть совсем наоборот: хочется по росе, по асфальту_кипятку пройтись снова, и я ловлю себя за какую-то навязчивую сентиментальность, а она в ответ подсовывает мне "Приют грёз" Ремарка, предлагает партию в го, выталкивает, смеясь, на улицы, которые снова в зиме.
Мне хочется вернуться туда, откуда не принято возвращаться, ох уж эти правила поведения с самим собой, а до боли знакомые улыбки, слова, вызубренные наизусть и остающиеся свежими - такие лишние. Осталось лишь перейти к слову "можется", и, наверное, что-то произойдёт. Не может не произойти.

А пока я - злой боб. И если меня посадить в подвале, я начинаю расти.

20:44 

жить будем, голубчик.

такие дела
Мой распорядок дня чрезвычайно прост: на завтрак хочу улетать, на обед - срываюсь в крик, перед заходом Солнца пишу какой-то глупый рассказ, достойный лишь кнопки со стрелкой назад, а во сне леплю и вырезаю летучих тварей, соединяю концы с концами, словно бы оно так и надобно. Снова письмо в далёкое незнаюкуда, снова кормлю ожидания сугробами, оставшимся за шиворотом с самой зимы.
Импульсивность вырождается в деятельность: теперь своего часа ждёт ещё и бумажно-скотчевый воздушный змей. Я боюсь своего франкенштейна, так как не знаю, что он такое, прячусь теперь за стулом с одеждой и всячески дрожу.
Опоздал сегодня на дождь, хитрый он был, глянул в окно - и наутёки. Надеюсь, что он ещё вернётся, бродяга.
Зато сегодняшний снег я отсмотрел от начала и до самого конца, просил добавку и, получив заведомый отказ, всё равно радостно махал рукой снобам, рыдающим от страха перед капризами природы.

18:06 

такие дела
Мне бы как бы смелости себе наколдовать.
Пшш, пшш.

14:46 

и дружно-дружно прокричим(:

такие дела

02:18 

такие дела
На самом деле мои жизни сейчас все запрятаны в двадцать шестом кадре, а я ведь двадцать четыре только вижу и один - ощущаю по заветам, потому все проходящие дни кряду я обязательно что-нибудь анимационное или, может, слегка живое по несколько раз на дню впитываю - а вдруг тот самый кадр где-нибдуь да найдётся, между указательным пальцем правого облака и окнами, смехом дрожащими из-за пролетающих задом-наперёд самолётов.
Смотрю-смотрю - и всё пока без толку. Никак не увидать.
Только голова мыслями полнится, улыбка на лицо как заговорённая выползает, а пальцы так и норовят вылепить-начать-сказать то, чего ещё нет.
Но вообще - без толку, конечно.
Совсем-совсем.




21:35 

такие дела
21:05 

такие дела
Помимо скромных тупичков, запросто перешагиваемых облаком-тенью, помимо острых углов, фиолетовой злости в кашпо, нежущейся на Солнце, а все дроби разбиты на две неравных части, старшая из которых обитает на правде, а младшая на сжатых губах. Я простужен мыслью о том, что невозвращений не бывает, а вся нескончаемая спесь вокруг - лишь результат настроенческой алхимии и младенческой завёрнутости в одеяла с вычурно вышитым "нетвремени".
Я - средоточие благости, если под ветром, если под звёздами, если время есть всегда, каким бы глупым не было это слово.



21:06 

такие дела
Мы-я - это такая почти сказка, короткая совсем и страдающая хроническими многоточиями пополам с насморком. Мы-я рассказываем иногда про диких гусей, улетевших вместе с Нильсом, про спрятанную в сундкоуткояйце смерть Кащееву - учебник матанализа, а если кто попросит слёзно - то и про тишину расскажем, только вот история эта совсем короткая, и я-мы почти сразу заворачиваем рассказ в окончания, а на другом конце проводов внимательны и думают, будто мы ещё никогда не закончим. Иногда я-мы бываем разные, но всегда на резинке упругой возвращаемся к одной точке, откуда растут все лучи наших подкопов ложками языков, мы пишем на стене "когдакаккогдакаккогда", а кто-то обязательно прочтёт и допишет снизу "ты сделаешь нам лето" с угрюмой точкой на конце. Дурак.

Все ведь просто, мы-я не умеем злиться и выгонять людей из форточек, даром что этаж - первый, мы-я ведь совсем-совсем просто, почти как разноцветное всё. И когда бывает свободно, мы-я сидим на очередном своём перекрёстке, провожаем пальцами странствующие клубы пыли, выгоняем дожди запахом свежих огней и послушно мокрому небу вздыхаем, когда заканчиваются спички.

Мы-я хорошо.

P.S.Стукните меня по лбу, если я начну писать о глобальных проблемах.

00:06 

такие дела
едкие боги подсовывают мне манну небесную вперемешку с клофелиновой известью, а я рыдаю и от смеха, и от злости невероятной, потому что котодворики - это счастье в жизни, а на скучных фронтах разгораются новые войны, я сорю письмами, заглядываю в семейные тайны и тихо посмеиваюсь, внимая полтергейсту над столом.
и весь мой стайерский темп - не роскошь и пустые попытки сбежать, но единственное, пожалуй, средство успеть на прощально дымящее трубами моё почти.

Диафильмы на вывоз

главная