Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:53 

такие дела
Федя уходит на балкон, я поправляю волосы и начинаю шептать песенку ежа из одной детской сказки. Руке скучно, рука бродит по матовому столу, перебирается на тумбочку, теряет равновесие на стеклянном бордюрчике пепельницы. Когда падает, ударяется больно о незатушенный окурок. Я привычно морщусь - с надеждой на то, что он заметит, хотя вряд ли - и сбрасываю побледневший мусор на пол. К нему сразу же подлетает кошка и начинает возить лапой, оставляя пепельные следы на шерсти. Рисунок - три с половиной точки, намертво стянутые пространством. Шов, способный обозначить слабость или линию выхода. "Линия - множество точек." Недоверчиво цокаю языком, щипаю себя за правую ладонь, и зуд проходит. Кошка трётся о ногу, а окурок, надоевший и усталый, одиноко лежит на кафеле.
читать дальше

17:53 

а мы говорим "до свидания", словно купили билеты

такие дела
нет, это всё-таки, как не пытайся, не поддаётся словам, их слишком мало, они слишком мелкие, неуверенно ползают по ногам, подмигивают самолётам и вопросительно глядят на тебя, неуверенно комкающего планы, билеты, чеки, карточки, получается что-то вроде модели всего, гораздо большей, чем воспоминания, и невероятно крохотной по сравнению с безлично-яркими оттисками. привыкание сработало мгновенно, в голове гудят четыреста страниц в поезде и эхо щелчка, сменяющего ритмику восприятия, в груди спонтанные проявления жизнедеятельности перемежаются с приливами нежности ко всем, кого хотя бы пять минут успел задеть объектив подвечный.
коротко, банально: хадж к точке отсчёта, взъерошенные волосы, шишка на лбу и все курят, все. будучи выбеленным начисто, меняю кусочки внутри: ты соринка, я соринка, чужие глаза слезятся, а мы там просто живём. и пока, ей богу, я не знаю, как к этой всей конструкции присобачить слово "буду".
но скучаем безумно.
спасибо. вам. всем.




17:54 

такие дела
вот оно, вот. рвёт, фиктивно, но глубоко.
я не понимаю. умер врач, который оказался единственным человеком, способным помочь мне, вытащить за уши из болезности. сегодня ночью. взял и умер во сне. в сорок лет. врач. его жена спокойно говорит: мы найдём вам замену. у него есть коллеги. а он умер. сегодня. ночью. во сне.

15:34 

lock Доступ к записи ограничен

такие дела
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:10 

такие дела
достаточно открыть глаза,
протянуть ладонями сквозь стены надежду,
чтобы птицы садились, когтями впивались, клевали её зёрна,
рассыпали
нити
волос
по жемчужной траве, по синему солнцу, по возвышенности
нравов,
вывернутой в себя и заполеннной облаками,
словно сахарной ватой. липко. летне.
тогда, несомненно, кажется, будто вокруг что-то меняется,
происходит ремонт, в дверь звонят или мусор соседи вынесли.
или может, кто-то присел на ладонь просто так. отдохнуть.
написать перед отъездом правду на клочке салфетки или просто выцарапать имя
твоё.
ведь кому-то гораздо важнее, важнее, важнее
громадное дерево с видом на океан.
невероятный, самый бесконечный океан
посреди магнитного города,
где каждый ищет причину в боге,
причину обречённости.
а нам достаточно открыть глаза, и всем будет
снова пятнадцать, и человек напротив, словно седой старик,
слушает виолончель у себя в кулаке
и держит в банках звёзды,
насмерть засахаренные.
и мы, словно дети, прячемся на чердаке,
прячемся в сундук с вещами мёртвых людей,
словно весь этот мир вертится на дырявой трескучей бобине
и вот-вот должен закончиться.


21:35 

такие дела
когда в троллейбусе вместе с тобой заходят два старичка, пахнущие клубничными леденцами, ты как-то сам вдруг понимаешь, что дорога эта была выбрана не зря, а зал с парой продрогших голов, упрятанных в шапки, только подтверждает догадку. а в привычно холодном потом остаётся только перебирать пальчиками одну открытку за другой, вспоминать невообразимое изящество кадров, отмахиваться от навязчивого ощущения полусна, настойчиво пытаться услышать внутри себя птиц, улыбаться вспышкой засевшей в голове чудесной закадровой девочке Александрине и совершенно не обращать внимания на лёгкий, прозрачный и вполне себе знакомый подтекст.


Это запределье.

03:38 

такие дела
доказал себе, что самая страшная (и осмысленная) нарочитая пугалка - Сияние кубриковское, с его пластилиновыми скелетами, вишнёвым соком разливающимся и каноническими девочками в синих платьицах. страшно, потому что Николсон - гениальный актёр, а Кубрик - совершенно негодяйский мастер саспенса. на привидениях отдыхаешь, всего остального боишься. чудесно.

покупка билетов - надёжный разрыв в реальности, один кусочек жалобно стонет над формулами, громадина внеличного танцует за окном и кричит в снег. еду-еду, нашёл место для снов, телефон и вещички-чхи, осталось: рывок, дотянуться, додышать.
всё-таки не на износ, а износом на. не путайтесь иногда.

а вообще случайно наткнулся на какое-то близкое такое, как диагноз, ей богу.

Итак:

можно делить на ноль, если речь идет о километрах
города сворачиваются в пыль на моих ладонях
висят на щиколотках бетонные ленты
спрятаны по карманам лабиринты рек, ДПС, городская вонь

Подумай, как страшно:

от А до Б можно добраться
часовой пояс выражен острым желанием тратиться на билет
тебе так и хочется, не решаясь надеть пальто, в прихожей мяться

В это же время:

я полагаю, что расстоянья нет

(с)

02:25 

такие дела
совершенно случайно капля находит дорожку посреди полупрозрачных одежд и битого кирпича, мимо дрожащей грозы она протекает спокойно, любуясь выкриками самолётов, она смётся над окошком людей, денно и нощно работающих над переиначиванием языка, переклеиванием ярлыков, и новые конструкторы выпадают из окна, рассыпаясь на лету, падая на упругие зонтики, горько стуча по мостовой. совершенно случайно она стирает жилетку, сотканную из древовидных ассоциаций, корни забывших в самой душе и там распустивших цветы, иссушая, и если бы не слёзы, если бы не эти спасительные слёзы... а, впрочем, достаточно шелеста, хватает и дерзкого помутения, и тогда уже лети, дружок, лети, смахивай свои следы попутным ветром и учись рассказывать свою историю, потому что второго твоего пути никто не одолеет, не найдёт тропинку, не нарисует карту по заметкам одноглазого светофора, ведь всё, всё рассыпается на крошечные капли, которые, быть может, совершенно случайно упали на твоё лицо, хотя, разумеется, ты знаешь - это судьба.

04:34 

такие дела
наверное, там, где ты, никто не роняет посуду, не курит в окно,
не досматривает фильмы до конца, не видит ошибок в сценариях.
только лилии, только крошечный берег и большой-пребольшой остров.
только запись концертов немых и мятые хлопья снега внутри глаз.
может быть, в твоём доме люди говорят, а не отговариваются.
и проще вырывать из себя признания, на стене писать мелообразно,
сказать: настоящий друг. не хрусталь, не фарфор, не пластик.
сказать: забери меня. не безумно, не шутя, не отчаянно.
сказать о небе, мурлыкающем басом,
как о величайшей пошлости.
вода разливается по ступеням, ведущим наверх.
мы утонем и станем воздухом, наверное.
больше не удивляет неосознанность верности.
больше не удивляет ничто, набежавшее вместе с дождями.
когда ты родишься, я буду шелестеть листвой и ронять яблоки.
когда ты вырастешь, я буду лаять на твой автомобиль и бегать за почтальонами.
когда ты умрёшь, я стану духовным лидером и меня простят.
это внезапность непутёвая, тик судьбы, а ты только живи там,
где мы будем играть в шахматы, и, наверное, ты победишь,
потому что я не вижу разницы между королями и тобой.
будь там, где мы сможем закрывать дверной глазок ладонями вместе,
а не посменно, словно сумасшедшие.
будь там, где я не смогу выдавить чернила на бумагу
из-за тягучей внутри невесомости, позволяющей идти, закрыв глаза.
однако, перевернувшись на другой бок, я увижу зеркало,
я увижу статику непостоянности, и мне уже становится немного страшно
и холодно. достаточно перебрать открытки, чтобы найти причину судьбы:
вероятно, когда ты уходишь, ты забываешь дважды повернуть ключ.

18:10 

такие дела
под рукой кошка и что-то с запахом корицы, письма получены и прочитаны десяток раз, ёлка выключена, потому что зима идёт к весне, праздники - это ощущенческое, вот и ощу.
сласти, купленные у кришнаитов, страстно будоражат рецепторы, мы на полступени к восторгу. а в полночь выпросим билетик на ещё одно желание. я уже знаю, какое.
всё очень-очень добро и немножко правильно.
я не умею составлять пожелания, я просто говорю "пусть всё будет так, как вы захотите". этого (обычно) достаточно, чтобы с треском завалить экзамен на преждевременное взросление и безрадостную скуку.
хеллоу, друзья мои.
я вас.

00:59 

такие дела
слишком точный факт вонзается прямо в красный кружок на голове, приходится поворачивать шестерёнки и выныривать, по кирпичику собираться обратно, по слезиночке вытёсывать древний город.
архитекторы умеют носить пыль в решете, но не понимают смысл рукопожатий.
здесь всё наоборот, здесь чтобы добраться до нутра, приходится сбрасывать балласт и грести, грести исступлённо, яростно, расфокусировав внимание со всего, что мешает. всё мешает - это нормально, это степень свободы.
вкус черешни и карандашного грифеля, кровезаменитель и схема, вжик-вжик - сделана линия, движение на север, смех и пророчество: без чувства окружающего, но благодаря знанию программы.
точильный камень сверкает, как дамоклов меч.
надовернуться, надовернуться, надовернуться.


P.S. Мама, я твой параноик.

01:26 

из неразобранного

такие дела
00:23 

такие дела
родители спят в разных комнатах, а кошка - на моей кровати, иногда она приходит ночью и ложится мне на грудь, и тогда в голове начинают показывать сон про самый обычный норвежский лес, про холодную до коликов зиму, про сиплый кашель и одинокую лачужку, в котрой есть только одна-единственная кровать, а пол - пол холодный и мёртвый, и всем приходится спать вместе, потому что вот так взять и уйти даже при всём желании не получится. лес всё-таки, норвегия, сон.


наверное, мифологического "правильного" пессимиста от мифологического же оптимиста отличает то, что пессимист, исполосовав временную линию множеством заметок и формул, останавливается (следует принять допущение о прямолинейности этого самого пути), а оптимист - он понимает, что сейчас обладает признаками паршивости разной степени, но ввиду непознаваемости всего где-то наверняка должна быть лазейка, шанс её присутствия он тоже отрицать не в состоянии, потому лупа и диктофон всегда в его карманах, пока он кушает за счёт работы и плачет за счёт кино, и, если есть силы - забывается в чистописании, рифмоблудии и прочих наслажденческих истязаниях, дабы настоящее не мешало концентрации на поисках, а на смертном одре он будет гордо что-то там говорить про множественность ощущенческую, которая, ессно, с полнотой себя не имеет ничего общего.
или имеет, ага)

23:02 

такие дела
друзья-товарищи, ввиду невыносимого желания посетить москву златоглавую в конце января (угу, далековато, и всё же) возник серьёзный вопрос: есть ли у кого-нибудь возможность устроить ночлег _двум_ личностям без ярко выраженных деструктивных наклонностей на пару дней? мы будем вести себя хорошо, честное слово, и даже завтрак готовить, вот. ну сами подумайте, что может быть лучше чёрной такой яичницы в районе полудня, ха?

угу, и, вдвойне благодарность тому, кто подскажет, куда можно пристроиться в питере примерно в это же время на тот же срок.

00:37 

такие дела
кажется. я начинаю понимать, что откуда рождается, где вытекает на поверхность река, в каких местах земля пробита насквозь и дышит.
не спрашивайте, я ослеп.

22:00 

такие дела
стёр ноги и зарастил уши, брожу по рельсам и ищу точку опоры, болею сократовщиной и носом, расту для денег и денег, ну что за ерунда? куда-то вытекают идеи, сны лезут в голову не чаще бессонницы, зато кинокадров в голове - тьма тьмущая, там и "Мгла" с "Русалкой", и более домашний "Дом из песка и тумана", после которого совсем остро.
куда-то запропастились слова, сплошной лытдыбр, ничем уже не удивить, хрустальных дворцов из сырных огрызков и обветреных яблок уже/пока не построить.

00:06 

boring piece of life. uncut ed.

такие дела
есть вещи, которые могут меня захватить на целую бесконечность (если, конечно, сама эта бесконечность упакована в пределы состояния, называмого "всё спокойно", тогда - да, во время штиля и руки не дрожат, и парус по носу не бьёт). например, песенка dEUS "Little ariphmetics". или подпевание ей же. или просто подпевание. хотя толку от этого, разумеется, ноль: на ушах медведь станцевал гопак, а голос потерялся в одном из переулков вильнюса. но, чесслово, я даже верю, что мы что-то сможем. ну, мне так сказали. выдали упражнения, рассказали про кришнаитские торты и сестру, напоили чаем. безмерно благодарен за - нет, не уверенность - надежду скорее, выраженую словам вроде: "посмотрим, что из всего этого выгорит". правильную такую надежду, аморфную.

и, да, откуда ни возьмись появилась возможность перевода на гуманитарный факультет бгу, специальность - веб-дизайн. абсолютно, до безобразия халявная возможость. parents madness free, к тому же. судя по программе - в разы интереснее всяких низопов и гурвицеанов. нет, конечно, не культурология. но тоже ничего, да, ради рисунка и прочего можно сходить. сижу. думаю. вопрос толкьо один: как оно там? никто не знает?

01:29 

такие дела
почему-то ассоциативно на веки выползает образ карусели: вначале медленный, скучный, едва ли захватывающий подъём, разговоры на околозаданные темы, травля птиц или рассматривание города сквозь маленькое увеличительное стекло, а потом рраз - сразу же падение вниз, когда руками размахиваешь и вслух кричишь что-нибудь, что давно уже в тебе томило, но выплюнуться всё никак не могло, воздух глотаешь как рыба: часто и с непониманием, плюс эффект быстрой перемотки памяти назад. и заново. срабатывает почище, чем кирпичной стеной по голове: возникает здравая мысль о неправильном заданном угле имеющегося мира, рассматриваются пройденные этапы, ищется соответствие. и так много этого всего, что понимаешь: рука устанет подметать, кусочки паззла вырезать. а куда деваться?

These are the things that make it better Are you ready for the city? is the city ready for you?(c)
теперь вишлист пополнился диктофоном, без него жизнь не жизнь, а сплошная словесная амнезия без возможности своего адекватного словесного оформления.

22:56 

такие дела
словно грубость, словно конец всех песен пережёвывается во рту, кромешному холоду отдаёт лишние кусочки движений, словно жеманная незавершённость, соскоблившаяся с листка бумаги, капает со стола прямо на ступни, бьёт в спину разговорами-пересудами, словно кашель пытается прилипнуть. словно гитара расстроена в пух и прах, и это очень неудобно, цитатой сонного леса молчи молчи молчи, прислушиваясь к разговорам за стеной, узнавая те капли слов, которые застряли на твоей ветке, слизаны были лепреконами и белками, словно сладкий нектар выпал с кровью богов, и можно статикой прикрывать стремительно растущую дыру в твоей ладони, поить её талым снегом, скармливать ей врагов, не желающих говорить за стеной ти-хо-тссс, только кричащих, что всё это не твоё, но ведь всё словно с тобой происходит, словно есть и цветы, и луна, а дыра ещё совсем маленькая, и ты даже можешь спрятать её в карман, и махать невежливо-неуклюже левой рукой в ответ, даже если в лесу повстречаешь лепрекона, сидящего с протянутой рукой или играющего на гитаре без струн перед бездонной зелёной шапкой с торчащими из неё белыми ушами.

20:44 

no sense at all

такие дела
рам-пам-пурирум.
полнометражная футурама прекрасна-прекрасна-прекрасна.
рам-пум-парурим.
hastalavista, meatbags.

Диафильмы на вывоз

главная