03:30 

матовая обложка журнала «Плэйгерл»

Kirmash
такие дела
Мне это не снится, но кажется, будто бы я здесь еще не был, в этом городе, под этим дождем, даже не пытаясь разглядеть обратную дорогу и повторяя «Никогда, никогда, ни одной ногой в Зару; ни за что, ни при каких условиях не брать ответственность за то, что удержать не сможешь», и так по кругу, пока еще что-то выдерживает. Трещина ползет по пакету, вокруг слишком много влаги и слишком мало людей, трещина похожа на раздел Пангеи, мерцающий противовес, поделивший первобытные будни на культуры и противоречия. Та самая, родоначальная тишина неспешно тянется несколько месяцев, потом все внезапно рассыпается: крошечные стеклянные горошины, украденные в итальянском ресторане, плюшевый белый медведь с приклеенной бутылкой колы, провода и шестьдесят три пустых валентинки делят между собой мокрую грязь в сотне шагов от дома, бумажный пакет из Зары беспомощными клочьями прилипает к рукам, дождь медленно съедает остатки самообладания.
Собирая все выпавшее, принимая все произошедшее, я возвращаюсь в длинные полгода, болезненные полгода, медленные и молчаливые полгода, после которых недели похожи на свежевыкрашенный бордюр, разделяющий движение и тишину, садишься на него и выдыхаешь, ноги устали танцевать, скулы болят, когда пытаешься улыбнуться, только бумага, ручка, делишь происходящее на спасательные строки и окружающие их пробелы, регистры, отступы, внутри которых прячется все, что медленной волной вползает в мою жизнь, растекается по капиллярам, отсюда одышка и беспокойный сон, отсюда и пустота. Накопленное за немногие отведенные нам дни я трачу в первый же голодный сезон, недели достаточно, чтобы состричь волосы, вырасти чистым голубоглазым мальчиком, выблевать бесшумно накопленный никотин, заведенный градус, какие-то там мечты, а дальше — довольствуйся чем есть, просыпайся в ожидании отходящего поезда и закрывай глаза, когда поймешь: не сегодня. И катится, катится по черепице грозовой камень, грубеет незаметно кожа, а за окном — светает.
Благодатный дерн, а пальцы не могут высадить все истории, грим сухой коркой пристал к лицу, дорогие игрушки отвлекают, жадные дороги скрипят зубами, и до них обязательно доходишь, становишься на их язык и говоришь «Неси», мысленно повторяя про себя ее имя и Москву, надеясь, что и сейчас все прояснится, тебя не сожрут стервятники в придорожных кафе, но стоном становится эхо захлопывающихся дверей, они разгоняют запах валерианы по кроватям, а беззубая трасса М1 под дебильный саундтрек Раммштайна ложится под ноги покорной и теплой. Чуть позже совершенно очевидные строчки песен налипают на каждый километр, туман течет позади, и не надо никого щадить, и не надо стесняться помощи (я не видел некоторых из них по полгода, но явственно помню, как несу гигантскую клетку под проливным дождем, шиншилла сворачивается в серый комок воспоминаний, подростки показывают пальцами и смеются, потому что я не вижу, куда идти, не верю, что смогу удержать зонтик еще хотя бы минуту, спотыкаюсь о каждую мусорку во дворе, и мне говорят: ничего, мы всегда с вами, прячьте свои вещи и части здесь, никто не найдет наши тайники, я не видел их полгода, я не знаю, когда смогу вернуться, я не знаю, как отыскать благодарность, соразмерную их доброте).
На столе остается письмо, оно рождено с помощью одного стакана рома и жалких трех сигарет, в квартире слишком чисто и просторно, по ногам все еще тянет аидовым холодом, but we can build Jerusalem, за полгода я растерял почти все, она же — почти всех, ныне живущие острыми взглядами пытаются пресечь затянутые спасительные нити, провожающих просят уйти с платформы, а остатки корабля несет сквозь полуживое марево июня. Мы забрасываем друг друга травой перед муниципальным управлением, дожидаемся подходящих поездов с букетами, фургонами с Гагой, пачками сигарет «Магнат», боремся за право первым вывалиться из окна на первом этаже, под которым нас будет ожидать красный кабриолет и два билета на ближайший самолет. Мы цепляемся за проплывающие мимо доски, они не толще соломинок, соломинок из той стали, которую выдержит гнилая масса воды, а подавляющее ожидание не разъест. На столе остается письмо, а под ним — десяток рваных кусков пакета, три дня звонки не прекращаются, время выходит из тюрьмы, щурится и поправляет за спиной сверток с вещами, а века, в который хотелось бы вернуться, нет и больше не будет.

URL
Комментарии
2010-07-11 в 15:53 

хань
кафка в госпел-хоре
зара рулед!

2010-07-11 в 16:00 

Kirmash
такие дела
фэйспалм дэтэктед, я лирично написал о вас так, что шеф не запалит!

URL
2010-07-11 в 16:17 

хань
кафка в госпел-хоре
и што, теперь всё надо читать полностью?
хань рад. шиншилл передает пламенный привет и немного своих орешков.

2010-07-11 в 16:17 

хань
кафка в госпел-хоре
И БОЖЕ МОЙ, КАК ЖЕ Я ЗАЕБАЛСЯ ТУТ!!11

2010-07-11 в 16:17 

хань
кафка в госпел-хоре
в смысле, не из-за вас или сенеечки, всё ок. просто будьте готовы к тому, что наступит день, когда я я ввалюсь к вам со своим барахлом и зоопарком.

2010-07-11 в 16:18 

хань
кафка в госпел-хоре
в смысле, потому что я заебался. а не из-за вас или сенечки.
кэп выполнил свой долг.

2010-07-11 в 16:31 

Kirmash
такие дела
кэп, да что у вас там, коты ударились в промискуитет или Озил не забил, я волнуюсь?
я я вваливайтесь на здоровье, у меня как раз уютно обставленная квартира на Подмостом бульваре, наедине со Взрослой Жизнью.
орешки передают привет сенечке, надеюсь, он НЕ ПЛАЧЕТ?!

URL
2010-07-11 в 16:34 

хань
кафка в госпел-хоре
какой нахрен бульвар, на родину когда уже? :D
он не плачет, мои родители его избаловали: чешут пузо, выгуливают по квартире на шелковой ленте, простили ему кабель от моего телефона.
озил не забил. озил ваще не забил, а еще оказался геем с темным прошлым. озил - это что вообще?

2010-07-11 в 16:44 

Kirmash
такие дела
на родину сегодня, только переоденусь в костюм хитрожопой саранчи, а дальше не знаю

chinchilla heaven, чилаут, лаунж бар, массаж пузика, ну не рыдаю ли я от благодарности и умиления. я смогу его увидеть, или его плотный график выгула по Аллее Звезд не позволит?

озил — это Гордость и Надежда Немецкой Сборной, эвфемизм для Всего Насущного, апологет Заглавных Букв

URL
2010-07-11 в 20:54 

хань
кафка в госпел-хоре
если вы поспешите до пятницы, то гоу-гоу!

Прости Меня, Озил!

     

Диафильмы на вывоз

главная