Kirmash
такие дела
много недостаточности и вправленных запястий, сыплется отукда-то бесснежье и мокрое притворство свиты, которая все мы, королей, которые все мы. устаёшь от физиологически выверернной разницы в движениях и мыслях, от осколков посуды, заседающих внутри похлеще зеркальных ломтей внутреннего льда. сжать кулачки да остановить вращение. выпрямить ноги и пойти по головам. короткими предложениями - так не больно - извлечь диагноз наружу и прожарить на свету.
это ужас как неловко: заходить в комнату, где есть кто-то из взрослых, у которых случился праздник, внезапный или примирение.
тогда уж вся красота ситуации оседает на суровой внешности события, все ширмы с треском задирают платья, и приплыли.
что-то остановка.