Kirmash
такие дела
мы как-то не здороваемся и не садимся за стол одновременно, не говорим, щекоча пальчиками волокна внутри - просто отчитываемся, ну и ладно, мы уже давно живём в прошлом и питаемся призраками унылыми полуфабрикатных привычек, с какой-то кровью впитанными, с ней же и выпущенными. теперь, однако, появилась проекция, её зовут Дима, и один кусочек её встречает тебя по дороге на учёбу, достаёт, улыбаясь, фотокарточку какой-то девушки, которая сразу же исчезает под внезапным снегопадом, потом вы встречаете вместе рассвет в автобусе, и он рассказывает про экономику и бессонные ночи, и про свою работу, и ей хорошо. вторая часть проекции живёт на последнем этаже, ходит-бродит где попало, руки носит в карманах и книги за ненадобностью сжигает, и время от времени заглядывает к нам на кухню с книжкой тестов и говорит долго о погоде, телевидении и всту-пи-тель-ной кам-па-ни-и, а потом вы вместе решаете задачку какую-нибудь, как не делал мы, я ведь прятался вместо этого под стол и читал учебник по астрономии вместо непонимания математики или упражнения по русскому, выполняемого всё же за пять минут до звонка.
два кусочка сливаются воедино, и мы совсем уже мало разговариваем, а меня отпускают на все четрые стороны (В Россию, вестимо), даже не заметив, что у меня уже на хвосте одна пересдача имется. из одной. я не против. склейте, приютите, только меня на обмен не рвите.
вот. и меня ещё называют сумасшедшим за то, что я говорю с плакатом Бендера, дааааа.*качает головой"*

поругайте меня завтра/сегодня особенно сильно, угу.