Kirmash
такие дела
Выход, обусловленный распахнутыми настежь рёбрами, больше не котируется: у всего объявилась рыночная стоимость, ценник вырос на подбородке и не даёт пройти, каждое действие чем-то рождено и молчит, пытаясь обучиться говорить правду, только правду.
Впрочем, это всё не то.

Если брать в учёт моё существование, то я пока признаю в нём только две фазы действия: получение и отдача. Я могу молчать-молчать, глазами вбирая, спотыкаться на фразах, сбивать корешки книг плечами, теряться в музыке, раздирать (нежно) на части всё то, что поступает извне, выдохами, улыбками, ударами, снегом. так можно продержаться, так можно научиться. Этого достаточно.
Или же я сгребаю ладошками всё то, что внутри находится - этого мало обычно, впрочем, не в количестве дело - сгребаю и выдаю кому-то, выдаю без возврата и цели особой, просто так, ради самого процесса.
Тут главное, чтобы не перекупщик попался. а в остальном вполне себе хорошо.
От стихийности наступления состояний это не спасает, разумеется.
Как, впрочем, и от невозможности существования в каких-то иных, более разумных формах.