Kirmash
такие дела
Если ты прикажешь им посмотреть на тебя, на твои руки, если ты попросишь их лицо твоё осмотреть, запомнить, они не шелохнутся: сбросят шершаво звенящую кожу, вырежут гланды, заготовленные ради новых зим, постучат ложкой нетерпеливо о кончик твоей оголённой струны, кашлянут неловко, словно бы горло прочищая от застрявших внутри слов несмелых, но сильных, тяжёлых. Словно брошенные на землю камни, спрятавшиеся при всемирном негодовании, уничижении тех, кто кричать посмел, не зная, о чём, они выжидают, пока ты проходишь мимо, ожидая от них хотя бы брошенного взгляда, туда-обратно, нелепый маршрут, пока не протрутся ботинки и земля не станет на пару жизней к тебе ближе. Тогда уже и понимать их куда проще, и они, радостно усмехаясь и размахивая руками весело, подкатываются к тебе, садятся на плечи, сливаются воедино, словно бы ты всегда таким был: обременённым ими. Но даже сейчас не стоит просить их о взгляде: чем честнее ты оголяешь себя, тем надёжнее и прочнее взгляды их удивительно подвижных, шипящих волос.