Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:57 

Kirmash
такие дела
а ты не держись ни за себя, ни за мечты свои, все эти проекции похожи на пыточные камеры, в которых способна множиться своя лишь гордость, набухающая, черная, ощетинивающаяся ногами и ножами по мере роста, развития, обобщения, и нет вины твоей в том, что соответствовать очень хочется: это флажок, до которого нужно добежать, ленточка, которую нужно сорвать и проглотить, чтобы через секунду тебя скрутило, и ты бы выплюнул весь тот воздух, что ты украл у других, пока рвался вперед.
я пишу это в поезде, когда смотрю на спящего него, пока он во сне настойчиво, демонстративно повторяет: "Я хочу, чтобы все вернулось. Мы должны стать прежними", и, когда он это говорит, мои ноги удлиняются на миллиметр и сбивают капюшон с нелепо подслушивающей Смерти.
Море — это когда ты видишь себя в безотчетных глазах, которые объективнее докторов, и любят сильнее, чем материнские. море омывает ноги, ты уходишь вглубь него, безумно красивый, я смотрю на тебя с берега, потому что боюсь холодов, за прошедший год моя кожа сильно истончилась, и это тоже хорошая примета.
Крым похож на булку с цукатами. меня обворовали прямиком на перроне (булка), мы ходили босиком по раскаленным камням и не помнили, чем занимались в прошлых жизнях (цукаты). ты боишься быстрого роста, я же каждый раз вздрагиваю, когда замеряю длину волос: растите, приговариваю, во все стороны, достигайте окраин, возвращайтесь с добычей, мои дорогие, мои славные. не пытаюсь оправдать молчание, занимаюсь этим с разговорами — слишком часто похожи на пустые буквенные блоки.
чем больше знаний, тем смешнее притязания. сложность распадается, осталось лишь перейти некий рубеж, восхищенный break point — линия между горизонтом и землей, на которой сошлись мы, на которой селятся двуногие фонари, на которой нельзя жечь костры, чтобы подглядеть в карту. я уже решил: подарю тебе колоду таро, и тогда возьми меня за руку: мы пойдем.

URL
   

Диафильмы на вывоз

главная